Со мной так нельзя — Family Tree

#соМнойТакНельзя:

Психолог Екатерина Бурмистрова комментирует четыре истории о нарушении личных границ

Мы в Family Tree давно ждали разговора о границах. Тема каждому из нас по-разному, но близка. Мы сами до сих пор разбираемся: тихони мы или задиры? Даем отпор там, где надо, или устраиваем скандал на пустом месте?

Мы рассказали свои истории автору курса о личных границах, психологу Екатерине Бурмистровой. Комментарии эксперта местами удивили: даже у удачных на наш взгляд решений обнаружились подводные камни. Зато теперь вы можете на нашем примере оценить риски той или иной модели поведения.

 

Лариса:
“Я уже не девятиклассница и не молодая жена!”

Эпизод первый — школа. Когда я училась в 9 классе, встречалась со студентом-первокурсником. Об этом узнала моя классная руководительница. Несколько раз она звонила моей маме, рассказывала о том, что видела меня снова с ним, говорила, что мама должна провести со мной воспитательную беседу: это же плохо влияет на мою репутацию. Мама и правда провела разъяснительную беседу, но не со мной, а с классной — чтобы она оставила меня в покое.

Эпизод второй — территория. Я тогда только закончила университет, мы с будущим мужем снимали квартиру у знакомых: так дешевле. В какой-то момент хозяин квартиры стал постоянно приезжать к нам без предупреждения, сидеть с нами на кухне, вести долгие беседы, предлагать нам купить косметику, которую он продавал. Отстаивать границы мы как-то не решались, потому что боялись потерять недорогое жилье. Но докучал он нам страшно! Вскоре после этого мы переехали в свою квартиру и были счастливы, что все так само собой кончилось.

Эпизод третий: наши дни. У меня четырехлетний сын. С нами на площадке гуляет мальчик с няней. Сын с этим мальчиком дружит, а няня некоторое время назад вообще стала зачем-то помогать мне воспитывать сына. Поясняет ему мои слова (о, как это бесит!), вступает в наши с ним споры. Естественно, рассказывает, как его украдут, если он будет выходить с площадки без предупреждения. К счастью, я уже не девятиклассница и не молодая жена! Спокойно сказала ей, что сама справлюсь и все объясню ребенку, и не нужно докучать ему и тем более мне.

Комментарий эксперта:
В первом случае, важно понимать, что отношения между школьницей и классным руководителем в советские годы всегда строго вертикальны. Не факт, что подросток мог бы себя защитить. В данном случае мама все сделала правильно, взяла на себя работу по отстаиванию границ, но хорошим продолжением было бы поговорить потом с дочкой — о том, как ей самой быть с такими проявлениями заботы и участия, когда она вырастет. Во втором случае отношения снова вертикальные: хозяин жилья в нашей советской культуре — как начальник жэка. Ты не чувствуешь себя с ним на равных: наши герои нам этом и “споткнулись”, не смогли обозначить равенство в отношениях. А вот в третьем случае героиня вдруг почувствовала себя вправе сказать нет, со мной так нельзя, четко обозначила границы возможного по отношению к ней, к ребенку, и я за нее очень рада. Мне одно непонятно: почему якобы не было раньше прав у девятиклассницы и молодой жены? Право вежливого отстаивания личных границ есть у всех и всегда, в любом возрасте и статусе. Видимо, за кадром остались какие-то небольшие шаги, действия героини, которые привели к тому, что она почувствовала, что у нее есть право голоса. Что-то она прожила такое, что сумела не смолчать, а сказать то, что думает. Сказать спокойно и твердо. Я это называю “появился твердый знак”.

 

Саша:
“В следующий раз звони, предупреждай!”

Это история моей подруги Светки. Ее первый брак был стихийный и спонтанный: встретила Макса, повстречались два месяца и устроили пышную свадьбу. Оба были молоды, горячи и, как я думаю, не очень заботились о том, чтобы договориться обо всех нюансах совместного проживания.

В общем, через пару недель после свадьбы Максим пришел домой с приятелем Сережей. Посидели на кухне за пивом и разошлись после полуночи. Через неделю с Максом после рабочего дня завалились к молодоженам уже четверо друзей, и снова без предупреждения. Потом была игра в монопольку, просмотр хоккея втроем за чипсами и бутербродами – и, что самое главное, все это опять как снег на голову, неожиданно. Светка порядком устала от этих внезапных гостей и сделала общительному мужу замечание. Он вежливо кивнул и… через три дня повторил встречу одноклассников, в середине рабочего дня и без предупреждающего звонка. После этого Светка устроила уже полноценный скандал. Максим покричал в ответ и затаился – правда, всего лишь на неделю.

«Ненавижу все эти спонтанные вечеринки! – рассказывала Света, — Шум, разговоры, еда повсюду, посуду за всеми мыть, а главное – завтра нам обоим на работу, хочется выспаться, в халате походить по дому, ноги кремом намазать. А тут все время какие-то Сережи, Алеши… И на все мои просьбы Макс только плечами пожимает и говорит: ну это же друзья, что я могу поделать… И хоть бы позвонил за час, так нет же, звонок – только в дверь…»

В общем, в один прекрасный момент Света стала встречать мужа… совершенно обнаженной. В первый раз он опешил, а потом спросил: а если бы я был с другом? Светлана загадочно пожала плечами и сказала: ну звони в следующий раз, предупреждай!

И спонтанные гости сами собой иссякли. Правда, муж по-прежнему не предупреждал, что едет домой, но приезжать стал раньше и всегда один.

Комментарий эксперта:
Здесь мы имеем дело с парадоксальным способом отстаивания границ. И я бы сказала: не пытайтесь это повторить . Интуитивно героиня что-то понимала о своем муже, поэтому ей удалось отстоять свои границы. На этот раз сработало — но в других обстоятельствах этот случай может повернуться совершенно неожиданным образом , вернуться бумерангом. Если бы супруги были знакомы лучше, возможно, у девушки было бы больше времени, чтобы все-таки договориться, а не использовать шок-терапию.

С моей точки зрения, даже парадоксальный способ отстаивания действительно важных для самого человека и отношений в паре границ лучше, чем переход в позицию жертвы. Когда принимается то, что на самом деле совсем неприемлемо.

 

Олеся:
“Наши родители здорово нам “помогли” своим вмешательством…”

Когда я забеременела, мы с моим молодым человеком не были расписаны и вообще находились на грани разрыва отношений. В общем, нам было не до свадьбы. Но мой отец пересек нашу личную границу: позвонил моему молодому человеку и стал настаивать, чтобы тот в срочном порядке позвал меня под венец.
Предложение было незамедлительно сделано. Стоит ли говорить, что мне ужасно не понравилось, как оно было сделано — вымученно и скомканно. На тему свадьбы мы пятьдесят раз перессорились, заказали кольца, записались в посольство на роспись (мы тогда жили в другой стране), но до посольства так и не доехали и, естественно, не поженились.

Когда моему сыну исполнилось три, мать моего гражданского мужа приехала к нам погостить. Видимо, она осталась недовольна нами, или мной, или своим сыном, или погодой, и выместила на нас негативные эмоции прямо в заключительный день, когда мы для нее устроили барбекю. Обиделась на замечание мужа о том, что внук стал бояться темноты после общения с ней, и умчалась не попрощавшись. Я-то считала, что мне удается с ней поддерживать хорошие отношения: долго пыталась “склеить”, дозванивалась и сочиняла смски о том, что никто ее не хотел обидеть. А потом получила удивительное письмо на электронную почту: в нем она обвиняла меня во всех смертных грехах, каких-то слухах, которые я распускаю о муже, в том, что я хорошо выгляжу, а ее сын почему-то нет. Целый абзац был посвящен тому, что я должна делать или не делать, что нужно купить для мужа… Кроме того, она нечаянно (или преднамеренно) выдала в этом письме целый пласт вранья моего «благоверного», о котором я не знала. В общем, наши родители нам здорово “помогли” своим вмешательством: папа — не пожениться, а свекровь — разойтись насовсем.

Комментарий эксперта:
Здесь меня задевает тот факт, что ответственность за проблемы пары так легко перекладывается на третьи лица.

Это классика неумения чувствовать и расставлять границы. Сначала мы не обозначаем никакого предела тому, как с нами можно поступать, затем происходит вмешательство, и мы решаем, что как раз из-за этого все пошло не так, а мы как бы ни при чем. Получается (совершенно неосознанно, в большинстве случаев), самим себе мы отводим роль жертвы, а это трудно и неполезно. Гораздо легче исправить собственный косяк, а чужие промахи по сути неисправимы.

К тому же, вторжение третьих лиц — это всегда проверка на прочность для отношений в паре, и тут вопрос к иммунитету отношений, к их устойчивости. Со стороны отца и свекрови, конечно, была провокация, но они свои действия видели и расценивали совершенно иначе. Просто у них было понимание того как “надо”, как “правильно”, которое не совпадало с тем, что считали хорошим и правильным супруги.

Вот эти разные “хорошо” — как раз в пространстве отстаивания границ в отношениях.

“Мне хорошо мое “хорошо”, а твое “хорошо” мне не подходит”.
На эту провокацию пара могла бы дать “иммунный ответ”, научиться справляться с такого рода вызовами. Здесь ни в коем случае никого нельзя винить: главное, что будет происходить в следующих отношениях, какой урок был усвоен героями.

 

Марина: «Свекровь не общалась со мной два месяца»

Когда мы с мужем только расписались, свекровь всерьез планировала меня подчинить своим правилам. Мне были выдвинуты серьезные претензии по поводу моего поведения и дурного влияния на ее, свекрови, сына.

Со своей первой женой муж тоже жил под крышей у своих родителей. Все серьёзные решения — снять жилье, родить второго ребенка, сделать ремонт — принимались на так называемом семейном совете, где мнение старшего поколения являлось неоспоримой истиной.

Свекровь начала разговор с того, что я слишком молода, чтобы что-то решать самостоятельно, и не умею воспитывать детей. Я плохо влияю на ее сына, поэтому он перестал ее слушаться. И вообще, я без ее наставлений просто не выживу (сказанное умножьте вдвое и приправьте резковатыми выражениями).
Я ответила, что очень уважаю ее мнение, но у меня есть своя голова на плечах, я с 17 лет принимаю самостоятельные решения (к счастью, родители не ограничивали мою свободу и не оспаривали правильности принятых решений). Только я решаю, где мне жить, как воспитывать детей, с кем работать, и в случае чего я обязательно спрошу ее мнения, а до этого момент рассказывать мне, как жить — дело неблагодарное.

Свекровь не общалась со мной два месяца. Потом смирилась, очевидно, и сейчас у нас прекрасные отношения.

Комментарий специалиста:
На мой взгляд, этот пример из всех самый правильный и здоровый. Это супер-класс в построении “вертикальных” отношений в семье: как мы понимаем из рассказа, свекровь уже одну невестку скушала, а тут второй удалось отстоять свои правила игры, при этом на чужой территории. Но здесь актуален вопрос, стоит ли делить территорию со свекровью, если у вас такие разные взгляды на жизнь? Много лет находиться на общей территории и играть по чужим правилам — сложная задача для любого человека. Какой бы “неправильной” ни выглядела в этой истории свекровь, она тоже человек со своими взглядами на жизнь. И в силу возраста ее взгляды гораздо менее гибкие и пластичные. И в своем доме она может все выстраивать так, как ей нравится (к вопросу о границах свекрови). Надеюсь, что жена и свекровь вскоре стали жить разными домами. А еще интересно, выглядел ли этот диалог так же мирно и вежливо, как описано в тексте?

 

Contact Us

We're not around right now. But you can send us an email and we'll get back to you, asap.

Not readable? Change text.