Дверь туалета должна быть заперта — Family Tree

Екатерина Бурмистрова: Дверь туалета должна быть заперта

«Родителям нужно уметь спокойно выносить провокации на границе. Развивать способность сдерживать сопротивление ребенка в те моменты, когда вы пытаетесь эту самую границу установить. Грубо говоря, в какой-то момент закрыть за собой дверь туалета».

Психолог Екатерина Бурмистрова рассказывает основателю проекта Family Tree Анастасии Изюмской, почему так важно показывать окружающим, и в том числе детям, что #СоМнойТакНельзя, и уметь выстраивать границы личного пространства.

Главное – то, что хочешь ты

 

 

Изюмская: Мне кажется, в России нет культуры границ, она не успела сформироваться. Долгое время царила культура отсутствия границ — всё было общественное. Семейные и личные вопросы обсуждались публично, дети были общие, их воспитывали всей страной. И сейчас мы как общество только начинаем осознавать категорию личных границ, и каждая семья сама нащупывает свой путь. Вы согласны?

 

 

Бурмистрова: Да, сейчас у нас в сознании появляется своего рода микс по этому вопросу. Одновременно в рамках одного сознания, личного или семейного, могут присутствовать совершенно разные представления. Скажем, человек тридцати-тридцати пяти лет: вроде бы Советский Союз почти не застал, тем не менее, его воспитывала бабушка или мама с совершенно советскими представлениями. Например, о том, что общественное выше личного. И в то же время, из американских фильмов, из книг, которые он прочел, из текстов песен, которые он слушает, он получил другие представления — о том, что ты это центр. Главное – то, что хочешь ты.

И те, и другие представления хранятся в его сознании и сердце, и «выстреливает» то одно, то другое. Особенно интересный микс происходит в материнстве. Когда рождается ребенок, с одной стороны, актуализируется советское “ты — мать, ты должна”, а с другой — просыпается идея про личность и самореализацию и то, что человеку должно быть хорошо, а не плохо.

Граница там, где кончается “я” и начинается “не я”

И: Тогда давайте определимся с понятием границ. Что это?

Б: Вот наша кожа – физическая граница нашего тела. Под кожей — наше тело, за ее пределами — не мы. А психологические границы руками не пощупаешь. Это очень индивидуальная вещь, связанная с уровнем чувствительности человека. Граница — это там, где кончается “я” и начинается “не я”. Где кончается то, что для нас значимо и близко, что нас трогает, и тем, где начинается то, что нам безразлично. И да, у границы есть разные уровни.

С физической границей понятно: если до меня руками не дотронулись, вроде мои физические границы соблюдены. А как с эмоциональной? Ты мне сказал грубое слово, оно долетело до моих ушей, вторглось в мое восприятие. Оно может как пробить границу, так и не пробить: граница может слово удержать, и внутреннее состояние останется неизменным.

Мы можем чувствовать свои границы, когда просто попадаем в комнату, где, например, люди только что поругались. Там что-то происходило, мы даже этого не слышали, но наша эмоциональная чувствительность в сумме с нашим интуитивным ощущением собственных границ дает четкое оповещение на уровне эмоционального интеллекта, что здесь может быть эмоционально не безопасно. Граница дает о себе знать.

Бывают люди с отсутствием границ, они вообще их не чувствуют, потому что у них в детстве не было ситуаций, когда им разрешили вот эту самую отдельность, когда им разрешили сказать “нет”.

Граница — это тот момент, где мы способны почувствовать, что это наше или не наше. Где мы либо можем сказать “нет, это не моё, это мне не подходит” либо чувствуем, но сказать не можем и испытываем боль и страдание.

И: Получается, что граница проявляется в отношениях через договор. А если в семье нет привычки договариваться, обсуждать?

Б: У нас такая авторитарная традиция: я знаю, как надо, я тебе диктую правила, так оно теперь и будет. В принципе, в родительстве не все авторитарное плохо — наоборот, у родителей действительно должен быть авторитет. Но нашей культуре не свойственна способность договариваться. Мы только последние 15 лет ее каким-то образом развиваем. И в детско-родительских отношениях это новая идея.

Если ребенка в детстве не научили договариваться, ни на равных, ни по вертикали, то он потом в партнерских отношениях этого не сумеет. Более того, в нас нет культуры разговаривать, обозначать проблемы, проговаривать контекст. Нет навыка обозначать текст ситуации.

И: И нет культуры вежливого отказа.

Б: Да, абсолютно точно. В нашей культуре слово «нет» тождественно выражению нелюбви. Ты говоришь мне “нет” – значит, ты меня не любишь, я для тебя ничто. И дальше снежный ком, по нарастающей. Не поддерживается идея о том, что другое мнение, отличное от твоего, может быть полезным для отношений, не обязательно ведет к разобщению, разрыву, дистанции.

 

Мы все родом из детства

И: Мы будем об этом говорить во время лекций? Как договариваться?

Б: Обязательно. Вводная лекция цикла “Посторонним В. О личном пространстве и границах в семье” будет бесплатной, вторая, третья и четвертая – платный цикл. Да, мы будем очень подробно говорить об этих вещах. Сначала рассмотрим онтогенез ощущения наших границ, потому что мы все родом из детства. Очень часто корень ситуации скрыт в детстве. Возможно, границы не ставили совсем, и человек их не чувствует, а дальше в отношениях он не обучен. Либо границы ставили, но так жестко, что у человека аллергия на границы, он с ними либо бесконечно борется, либо подавлен и принимает любые условия игры.

Обозначение границ – это танец, который танцуется в паре

И: Будет какой-то алгоритм действий?

Б: Это невозможно исправить в один момент: это длительный процесс. Такое сложно изменить на раз-два, за две недели. Это танец, который танцуется в паре. И тот, у кого лучше дела обстоят с границами, с вербальными способностями, может этот танец инициировать. Ведь мы часто учимся хорошему у партнера. Пробужденная способность второго может очень много сделать для отношений.

И: Но бывает же ситуация, когда один супруг говорит другому — мне это неприятно, не делай так. А второй не воспринимает это всерьёз.

Б: Мне как семейному психологу всегда очень интересна история. Вот за такого рода взаимодействием, как вы описали, обычно всегда стоит какая-то история, либо биографическая, либо семейная, либо событийная. Зная ее, вы будете хорошо понимать, почему у партнера такая реакция. И что с ней можно сделать, как обезвредить.

Вспомните сильнейшую книгу “Похороните меня за плинтусом”. Она, с одной стороны, про отношения, а с другой — про границы и их отсутствие. В ней описан травматический болезненный вариант отношений.

 

Должна гореть какая-то сигнальная лампочка

И: Не получится ли, что более осознанный участник пары становится психотерапевтом второму участнику?

Б: В гармоничной паре, необязательно супружеской, люди просто меняются ролями. В какой-то момент одному становится сложнее, и партнер выступает в роли психотерапевта, а потом выехали на ровную местность — и это уже не нужно. А потом другому стало трудно, и они поменялись. Здесь должна гореть какая-то сигнальная лампочка. В негармоничной паре один постоянно выступает в роли психотерапевта, другой – в роли пациента. Значит, роли в этой паре негибкие.

 

Все детство примерно до семи лет — про границы

И: А когда справедливо говорить о границах в отношениях с детьми?

Б: Мы будем подробно говорить об этом во второй лекции цикла. Период, когда ребенок начинает развивать способность чувствовать границы, — от 1-1,2 лет. Самый сенситивный период — до 3,5-4. Следующий период — в подростковом возрасте. Собственно, все детство примерно до семи лет — про границы, про то, что у ребенка развиваются социальные навыки, про умение чувствовать других в отношениях, чувствовать правила.

Помимо границ развивается эмпатия и другие типы социального интеллекта. Собственно, ощущение границ — это часть социального интеллекта.

И: Значит ли, что с ребёнком нужно так же договариваться, как с супругом или другим взрослым?

Б: Нет, тут не совсем горизонтальные отношения. Вы не равные партнеры, все-таки жизненный опыт родителя больше. И как раз попытка выстраивать партнерские отношения с ребенком может путать дело. Но я не предлагаю жесткую авторитарную систему. Дело в том, что границы — собственно культурный навык.

Понимаете, если ребенку не показать, как пользоваться горшком, он не научится этому. Если с ребенком не разговаривать, он не научится говорить. Если ребенку не показать буквы и не научить читать, он не станет читать. Это навыки, передаваемые в культуре. Ощущение границ взаимодействия — тоже навык, связанный с культурой общения. Ребенок либо обучается ему вовремя (это дошкольный период), либо по какой-то причине не обучается. Скажем, когда ребенку можно абсолютно все, и родители не считают правильным вводить какого-либо рода ограничения.

И: А в каком возрасте сам ребенок в состоянии осознать свои границы?

Б: Я считаю, что это появляется вместе с первыми словами. В тот момент, когда ребенок начинает говорить “нет”, а это около года. Сейчас этот возраст склонен молодеть: уже в 10 месяцев дети часто говорят “нет”.

В этот момент они осваивают первую границу. Когда появились первые фразы и местоимение “я” (около двух лет), у ребенка уже сформировалась развернутая способность каким-то образом это все понимать.

Вопрос, как мы ее используем и не злоупотребляем ли этим. Возможно, мы боимся подавить ребенка. Это очень модная идея: будто можно задавить личность, которая только развивается, какого-то рода ограничениями. На самом деле это не так. С моей точки зрения, для ребенка граница — это очень развивающее понятие. Спокойный родитель, который не в гневе, более или менее адекватен, может объяснить легко и эффективно. Это как превратить алмазик в бриллиант – но многое зависит и от темперамента «алмазика», то есть ребенка.

Родителям нужен навык спокойно выносить провокации на границе

И: Мне кажется, дети — это самая главная и непрекращающаяся проверка наших границ на прочность.

Б: Да, ребенок постоянно пробует границы. И это его нормальное состояние. Это значит, что он здоров и правильно развивается.

Тут родителям, я считаю, нужен навык — умение спокойно выносить эти провокации на границе. Развивать способность сдерживать сопротивление ребенка в те моменты, когда вы пытаетесь эту самую границу установить. Грубо говоря, в какой-то момент закрыть за собой дверь туалета. Более или менее всем это удается — значит, в нашей культуре люди не сомневаются, что дверь туалета должна быть заперта.

В общем, для ребенка естественно сопротивляться, для родителя — пытаться эту границу устанавливать. И это процесс очень интересный и развивающий. При неумелом прохождении он может невротизировать обе стороны, а при умелом — может быть приключением или путешествием.

 

 

Contact Us

We're not around right now. But you can send us an email and we'll get back to you, asap.

Not readable? Change text.