Как не испортить жизнь одаренному ребенку?

Помните, как приятно услышать от учительницы или соседки: «Какой же одаренный у вас ребенок!» Но сразу становится и тревожно: «А вдруг и правда мой ребенок особенный?» Что нужно делать, как помочь развиться таланту? И как понять, это по-настоящему дар или мы просто выдаем желаемое за действительное? Вот, о чем нам рассказала психолог Екатерина Мурашова.
Поделиться

Есть два типа ранней детской одаренности: общая и специальная. Это две совершенно разные ситуации, которые многие родители, да и педагоги, частенько путают. 

 

Ранняя специальная детская одаренность

Это тот самый случай, когда с самого раннего детства (иногда с двух-трех лет) ребенка неудержимо влечет к какому-то одному роду деятельности. Он готов день и ночь сидеть за пианино, постоянно носит в кармане комок пластилина и создает из него нечто гениальное и выразительное, рисует сутки напролет или при первых звуках музыки начинает двигаться так, что прохожие в изумлении останавливаются… То же самое — о том, как он обращается с числами или обводит мяч, играя в футбол. Сфера деятельности тут может быть любая. Но он сам это выбрал, и ему это страшно нравится.

Такая специальная одаренность — явление довольно редкое (может быть, дюжина случаев на тысячу). Часто наследственное, но совсем необязательно.

Как понять, что это наш случай? Как правило, такую одаренность не пропустишь: ни у родителей, ни у воспитателей, ни у психолога не возникает сомнений, что ребенка поцеловал ангел именно искусства или именно спорта. Но важно понимать, что такая одаренность не имеет ничего общего с ранним развитием или опережением в развитии. Ребенок остается в своих трех, пяти, семи годах, он не станет рисовать, как взрослый или писать стихи, как зрелый Пушкин. Одаренный трехлетка будет рисовать все тех же головоногов, как и полагается в его возрасте, но это будут потрясающие головоноги. Ни на что не похожие, удивительные, уникальные. И так далее — все по возрасту, но совершенно особенное и в своей неповторимой манере.

Что нужно делать? Во-первых, не мешать. Обычно такие дети и сами отлично мотивированы делать то, что у них так хорошо получается, за что его хвалят, выделяют. В данном случае родителям обычно приходится думать о том, как ненадолго оттащить ребенка от любимого дела, а не о том, как мотивировать. Во-вторых, неплохо бы создать условия, чтобы ребенок спокойно мог делать свое любимое дело. Если он очень ловко обводит мяч и блещет скоростью реакции — найдите хорошего тренера по футболу, если танцует — ставьте ребенку музыку и положите маты на пол: пусть танцует!

Возможные риски.

  1. Неравномерное развитие. Как ни печально, но часто развитие одной стороны личности ребенка происходит за счет других. Вам стоит постоянно следить за тем, что происходит у ребенка со здоровьем, с общим кругозором, коммуникационными компетенциями, насколько ему комфортно в группе, «тянет» ли он хотя бы немного стандартную школьную программу, или ему нужна помощь. В какой-то момент вы можете все обдумать и принять решение, что более ровные результаты по всем остальным предметам, кроме профильного, вам и ребенку не слишком-то и нужны — это тоже вариант развития событий. Но ответственность за это решение берете на себя вы, родители.
  2. Социальная изоляция. Любому ребенку нужна здоровая социализация. Он должен гулять, бегать, сталкиваться с разными жизненными ситуациями. Слишком сильно выделять ребенка, по-особому беречь его, ради развития его дара выбирать домашнее обучение или радикально менять образ жизни всей семьи — не нужно. Перед нами в первую очередь ребенок, а уж потом гений, и ему крайне полезно иметь представление о том, каков мир вокруг него, каковы люди, чем еще можно увлекаться и заниматься, кроме его любимой музыки или футбола. Так что обычная адекватная школа, двор и компания показаны одаренному ребенку в той же мере, что и всем остальным.
  3. «Перерастание» одаренности. Может случиться, что в какой-то момент одаренность ребенка сойдет на нет. Он утратит былой интерес, станет пробовать заниматься чем-то другим, у него пропадет мотивация, которая была так сильна тогда, в начале, когда ему прочили яркое будущее. Для самого ребенка это может быть и не трагедия, а вот родителям нужно привлечь всю свою осознанность, чтобы понять, что им делать дальше. Стараться ли вернуть мотивацию? Уговаривать ли ребенка закончить художественную школу? Кому теперь это больше надо — родителям или ребенку? Готовы ли они принимать своего ребенка таким, какой он сейчас, без всяких аплодисментов и головокружительного роста?

 

Ранняя общая детская одаренность

Этих ребят тоже бывает видно сразу, а если не видно, то бабушки и мамы расскажут, какой у них удивительный ребенок. С двух лет знал буквы, с трех бегло читал, в шесть считал в пределах тысячи, в семь писал стихи — и вы только послушайте, какие взрослые мысли! Здесь идет речь именно о развитии сразу во всех сферах и, чаще всего, с опережением развития. Такие дети встречаются гораздо чаще, чем дети со специальной одаренностью.

Часто за такой одаренностью стоит просто хорошо развитый интеллект и достаточно крепкое здоровье, позволяющее с интересном заниматься разными делами. Если такого ребенка не трогать, не мешать ему жить, не настаивать на том, чтобы он больше старался или показал какой-то особый результат, то его ждет достаточно приятная жизнь. Можно сказать, что у него долгое время не будет врагов в естественной среде: он везде и всюду оказывается на коне, схватывает на лету, может сам придумывать игры, проявлять лидерские наклонности (а может быть, и нет, как ему понравится). Такие дети всему быстро учатся, они интересны в общении — в общем, молодцы, да и только.

Как понять, что это наш случай? Скорее всего, это он, если у ребенка нет какого-то одного очень устойчивого интереса, он не доставляет вам хлопот в плане учебы или заучивания стихов, а еще время от времени ноет, что в его группе детского сада ему скучно, там учат тому, что он уже давно знает. В первом классе тоже скучно, там проходят то, что он делал в четыре года… Но последнее необязательно: есть и такие счастливо одаренные дети, которые при всем своем возрастном опережении развития умеют себя занять в любых обстоятельствах.

Что нужно делать? Примерно то же, что и со всеми остальными детьми: не мешать, не встревать лишний раз и помнить, что перед нами в первую очередь не очень взрослый человек, которому нужно двигаться, дышать свежим воздухом, хорошо питаться и только после всего этого демонстрировать успехи. Есть море всего, чего родителям в данной ситуации лучше НЕ НУЖНО делать, но об этом позже.     

Возможные риски.

  1. Чрезмерная увлеченность родителей. Дело в том, что общую одаренность можно при желании воспитать. Даже если у ребенка изначально не так много способностей и желания, если он обладает, к примеру, нормальным средним потенциалом, то при правильных условиях, при должном режиме и нажиме родители могут добиться очень большого успеха. И никогда мы не угадаем, глядя на одаренного ребенка, естественна ли его общая ранняя одаренность или усердно взращена родителями. Покажите опытному психологу двух четырехлетних детей, которые хорошо читают и считают, и попросите определить, в ком есть его собственный энтузиазм, а в ком — родительский. И он не сможет этого сделать.
    Почему это риск? Хотя бы потому, что ребенок всех своих вершин будет достигать на родительском энтузиазме, а не на собственном рвении. Или, например, потому, что его мозг будет вынужден работать с большим напрягом, чем это для него естественно.
  1. Проблемы с социализацией. Единственный ужасный сценарий в жизни общеодаренного ребенка — когда его убедили в том, что он одаренный, особенный, не такой, как все. Например, есть малыш, который в три года читает, в четыре начинает писать, причем сразу сочиняет сказки и эссе, моментально выучивает пару иностранных языков, помнит наизусть всего «Евгения Онегина» — этот список можно продолжать какими угодно достижениями. Все вокруг начинают говорить родителям: да он у вас особенный! Ему же надо в особую школу, сразу в пятый класс! Причем, говорят они это обычно при ребенке, а тот все слышит и мотает на ус. Родители и сами видят, что ребенок силен, и отдают его в группу экстра-раннего развития. Там ребенок делает головокружительную карьеру: лучше всех отвечает, мастерит, все помнит наизусть и снова слышит о себе, что он особенный. Значит, тут ему делать нечего: надо брать выше. Ребенка отдают в самую сильную школу из всех доступных, причем сразу во второй класс, потому что программу первого он как-то внезапно уже знает. Во втором оказывается, что надо было сразу идти в четвертый, дитя стремительно овладевает знаниями, удивляет всех успехами, выучивает еще пару языков, осваивает скрипку… А дальше он вдруг обнаруживает себя, десятилетнего, в одном классе с четырнадцатилетними подростками, которые заняты совершенно другими делами. Он чувствует себя как никогда одиноким, непонятым, ненужным, но очень умным и образованным человеком.
  2. Завершение темпового ускорения развития. Это случается часто, и все равно для каждой отдельной семьи бывает большим сюрпризом: общая одаренность ребенка к 10–12 годам вдруг сходит на нет. Становится ясно, что теперь он никакой не гений, а нормальный, обычный умненький ребенок. Знаний у него полно, а вот учиться по программе восьмого класса вдруг стало ой как сложно. Трудиться и «карабкаться» этот человек не привык: все давалось легко, запоминалось само собой. А ведь он привык быть особенным, от него ждут прорывов, исключительных успехов. Если в одной судьбе соединились второй и третий рисковые сюжеты, то, увы, это очень тяжелая ситуация, которая может привести даже к суицидальному финалу.

Фаина Раневская говорила, что талант как бородавка: либо он есть, либо нет. Детская одаренность — явление чуть более сложное. Она может быть заметна сразу или проявляется с возрастом, возникает сама собой или активно «подпитывается» вниманием и увлеченностью родителей. Так или иначе, чтобы одаренность не причинила ребенку неприятностей, нужно только одно: трезвый взгляд родителей. Взгляд поверх амбиций и надежд, поверх слов соседей и учителей — взгляд на самого ребенка. Если нам удастся увидеть четко и ясно, что ребенку интересно, а что нет, что его радует, что получается лучше всего, что можно сделать, чтобы стало легче там, где тяжело, тогда одаренность ребенка станет не опасностью, а подарком судьбы.

Часто родители обращаются к психологу с вопросом: надо ли развивать в ребенке его способности? Надо ли иногда надавить, чтобы он в критический момент не бросил, не растерял всего, что сумел достичь? Надо ли переводить в спецшколу? Надо ли, надо ли… Ни один грамотный психолог не возьмет на себя эти решения. Все, что вы можете сделать — это сделать ответственный выбор, опираясь или не опираясь на желания самого ребенка. И этому искусству хорошо бы обучиться каждому родителю, а не только тем, у кого растет одаренный ребенок.

Вас может заинтересовать:

Вас могут заинтересовать эти статьи