Сам себе дирижер: почему важно контролировать разноголосый оркестр своих эмоций

А вы знали, что замужние женщины живут в среднем на 7 лет меньше, чем те, кто не состоит в браке, а для мужчин все ровно наоборот? Оказывается, продолжительность нашей жизни напрямую связана с тем, в какого качества отношениях мы живем и насколько мы умеем контролировать собственные «токсичные» эмоции: тревогу, гнев, стыд и вину.
Поделиться

Мы попросили рассказать подробнее об этом механизме Марину Травкову, семейного психотерапевта, автора и ведущую курса лекций о токсичных чувствах «Под диваном — никого 2.0»

 

Как же так получается, что женщины в браке живут меньше, чем вне брака?

Дело, конечно, не в самом факте брака, а в степени удовлетворенности людей жизнью в браке. Благополучный брак удлиняет жизнь и мужчинам, и женщинам, а вот неудачный брак и тяжелые отношения фактически отнимают у нас время жизни — согласно исследованиям, в среднем около семи лет у женщин. К несчастью, в России процент неблагополучных браков достаточно высок.

 

А какой брак считается благополучным?

Представления об удачном и неудачном браке менялись с годами. Полвека назад считалось, что по умолчанию благополучен любой нераспавшийся брак. Потом выяснилось, что есть на свете и «мертвые браки», где партнеры друг другу давно стали чужими, и созависимости, где партнеры буквально разрушают себя и друг друга. Сейчас психологи признают благополучными те браки, где реализуются потребности всех членов семьи — каждый получает поддержку, эмоциональное тепло, принятие и все то, чего современные люди чаще всего ждут от брака.

 

Как связано качество брака с нашим здоровьем?

Есть целый кластер исследований, посвященных зависимости продолжительности жизни от уровня удовлетворенности браком. Механизм воздействия хронического недовольства браком на состояние здоровья супругов достаточно прост: негативные отношения порождают перманентный микростресс. А любая эмоция всегда как-то воплощается в теле: меняется уровень гормонов в крови, нарушается сердечный ритм, сбивается дыхание, ткани организма страдают от недостатка кислорода — и это независимо от того, плачете вы или терпите, выплескиваете эмоции или стараетесь их спрятать. Даже если мы молчим, терпим, давим эмоции в себе, в нашем организме все равно происходят физиологические процессы, связанные с проживанием этих эмоций.

За годы, прожитые в сложном браке, воздействие микрострессов накапливается, как накапливаются токсины в организме, в конечном итоге оказывая влияние на наше здоровье и физическое самочувствие.

 

Но почему именно женщины в браке страдают больше?

Прежде всего потому, что женщина при традиционном распределении ролей в браке (в мире таких большинство, а в России — абсолютное большинство) несет бо́льшую нагрузку. Особенно велик объем эмоционального труда замужней женщины: она должна налаживать связи, выслушивать, понимать всех членов семьи, выступать в роли переводчика, посредника, адвоката всех и каждого. Этот труд незаметен, но масштабы его колоссальны.

А еще от советских времен нам остался феномен «второй смены»: в 1917 году было провозглашено равенство прав мужчины и женщины, которое довольно быстро превратилось для женщин в двойную нагрузку. В числе прочего женщины получили и право на труд; предполагалось, что воспитание детей, работу по дому и ряд других «женских дел» возьмет на себя государство. Проект был значителен, но он быстро потерпел крах: никакие домашние обязанности с женщин сняты не были. Женщина стала пользоваться своим правом на труд, причем вынужденно-принудительным (нельзя же быть тунеядцем в советском обществе!), а потом приходить домой и работать «вторую смену»: готовить, убирать, ухаживать, делать с детьми уроки и т.д.

Еще один фактор — принятая в нашем обществе роль мужчины в семье. Он у нас одновременно и герой (будет терпеть, пока не упадет), и слабак (боится к врачу сходить). Женатые мужчины обычно находятся под опекой жен: те их приведут на диспансеризацию, сократят потребление животных жиров, купят абонемент в бассейн… Современная женщина, кроме всего прочего, выполняет и роль семейного менеджера по здоровью, по эмоциям, по образованию, воспитанию и так далее.

Роль мужа в классической российской семье пассивна: он играет роль подчиненного в домашних делах, даже если считает себя главой семьи и является основным добытчиком. Он все равно ждет от жены инструкций относительно домашних дел, инициатива исходит от нее. От мужчины часто можно слышать про «готов помогать» и «Ты же мне не сказала, что это надо делать». То есть жена при любом раскладе должна все контролировать, держать в голове, организовывать себе мужа как помощника и все равно менеджерить все вокруг. Согласитесь, это не ситуация двух равных партнеров. В результате, у женщины практически нет права заболеть (а кто сможет «подхватить» все нити, которые она держит в руках?), даже долгожданный отпуск, даже в одиночестве — обращается против нее, так как вряд ли женщину дома встретят привычный порядок, ужин и не выпавшие из учебного процесса дети. В общем, ваши повседневные обязанности будут терпеливо ждать вас из отпуска, спрессовываясь и собираясь в огромный ком, который никто, кроме вас, не разгребет. Ком нагрузки, под которым женщины трещат и ломаются.

 

Да, мрачная картина выходит. Можно ли с этим что-то сделать?

Прежде всего, можно и нужно повышать свой уровень стрессоустойчивости (об этом в ходе цикла будем говорить подробно). Но это не все: долгосрочная задача — менять устройство семьи, делать мужчин такими же родителями, такими же менеджерами хозяйства. Тогда будет и меньше нагрузки, и меньше стресса, и легче будет справиться, и тогда начнет приходить ощущение, что ты живешь и правда с партнером, а не с большим ребенком. 

И о самих отношениях стоит сказать. Глубинные исследования пар, проживших счастливо 25 лет и дольше, показали, что наибольшей удовлетворенности семейной жизнью удается достичь тем, кто умеет принимать как достоинства, так и недостатки друг друга, отделять конфликтные зоны от зон благополучия, коммуницировать и быть гибкими. Скажем, если муж и жена не пришли к единому мнению по поводу воспитания ребенка, то это не помешало им спокойно общаться на другие темы, заниматься сексом в тот же вечер. Проблемная зона осталась проблемной, но разногласия не перекинулись на другие сферы и роли. Также помогает гибкость в семейных ролях: если вдруг муж потерял работу, то он может взять основную нагрузку по домашнему хозяйству, пока работает жена. А если он цепляется за «традиции» и считает, что дом все равно должен быть на ней, это приведет к ее усталости и их конфликтам. 

 

Давайте поговорим подробнее о «токсичных» эмоциях. Почему именно они нам больше всего вредят?

Самые неприятно проживаемые — это гнев, тревога, стыд и вина. Среди них гнев — наиболее понятная, базовая эмоция: думаю, каждый из нас не раз ее испытывал и знает, что это такое. Если нам потребуется описать разгневанного человека, мы, скорее всего, скажем: потный лоб, красное лицо, напряженные мышцы, вздутые вены на висках… налицо повышенное артериальное давление, нагрузка на кровеносные сосуды. Человек как будто вот-вот взорвется. Не надо пояснять, что постоянно такая нагрузка не полезна.

Стыд и вина — эмоции «социальные»: мы стыдимся и виним себя только после того, как нам объяснили, что мы делаем что-то плохое, это стыдно и мы в чем-то виноваты. Обычно в детстве мы уже получаем первый опыт проживания этих чувств: нас стыдят родители, воспитатели, иногда даже случайные прохожие. И стыд, и вина — тоже, по ощущениям, «жгучие» эмоции, острые, щиплющие, их проживание сопряжено с неприятными телесными ощущениями.

Тревога сильно отравляет жизнь, но проявляется по-разному у всех. Часто она сопряжена с бессонницей, расстройством внимания, ангедонией (фактически, утратой способности испытывать радость и удовольствие от жизни).

 

Психологи часто говорят, что все эмоции, которые возникают у нас, зачем-то нужны и имеют определенные задачи. У токсичных эмоций тоже есть полезный функционал?

Да, конечно. Даже если нам наш стыд, страх, вина, гнев кажутся иррациональными — они все равно зачем-то и как-то служат нашим интересам. Есть, конечно, исключения — такие как органические поражения ЦНС, но сейчас мы эти случаи не рассматриваем.

Базово любые эмоции, и особенно малоприятные, — это сигналы, обратная связь, настроенная на то, чтобы сохранять наше существование. Но дело в том, что все эмоции современного человека существуют в социальном контексте. А нас давят общественное мнение, социум, наши внутренние установки, образы идеальных семей из рекламы и инста-семьи, излучающие счастье и благополучие. Современные родители живут в атмосфере тревожной конкуренции, все время сравнивая своего ребенка с другими. Практически каждая мама, хоть немного включенная в социум, нет-нет да и поволнуется, что недостаточно хороша, что не докармливает, не дотягивает, что ее ребенок развивается не так хорошо, как надо бы. Эта ее тревога порождает чувство несостоятельности, а оно запускает  чувство вины. В ответ на него приходит желание контролировать, попытки быть «самой-самой» усиливаются, планка все выше, сил все меньше, и снова тревога и чувство несостоятельности и «Я не справляюсь».

 

Вот интересно, почему мужчин, даже вовлеченных в воспитание детей, это так не давит?

О, это вопрос на миллион. Вероятно, все дело в том, что в рамках патриархальной идеологии ребенок остается чисто «женским проектом»: именно мать, реже бабушка, несут ответственность за образование, здоровье, воспитание детей, поэтому они и тревожатся больше. Хотя сейчас все больше появляется отцов, которые хотят участвовать в каждом дне ребенка, заботиться, помогать, берут на себя функцию принятия решений относительно него.

 

Часто мужчины, даже вовлеченные в быт и воспитание детей, не тревожатся и не раздражаются там, где женщины с ума сходят от волнения. Скажем, мама очень беспокоится, что ребенок в два года плохо говорит или в пять лет недостаточно самостоятелен, а мужчина сохраняет спокойствие, считая, что это все ерунда… Значит ли это, что мужчины просто умеют не беспокоиться по пустякам?

Не думаю. Не нужно мужскую «замороженность»  и отстраненность принимать за мудрость: чаще всего, увы, мужчина не тревожится по какому-то поводу просто потому, что не чувствует, что это его зона ответственности. Условно, отец не беспокоится, что ребенок валяется в грязи, потому что не ему, отцу, затем стирать комбинезон. Или не следит, сколько ребенок стянул со стола шоколада, потому что не ему на следующий день сидеть с ребенком, у которого болит живот, не ему бежать к врачу, лечить диатез и т.д. У  женщины во многих таких ситуациях просто больше опыта, лучше представления о последствиях и доведенное до автоматизма понимание, что расхлебывать последствия предстоит ей. 

Но в целом в любой паре есть функциональное разделение обязанностей: один из супругов — эдакий двигатель, который все время рвется вперед, волнуется, предлагает перемены, а другой — стабилизатор, который стремится все оставить, как есть. Эти роли не мужские и не женские, а просто партнерские. Иногда мужчина в паре бывает более тревожным, но обычно все-таки мамы лучше чувствуют детей, больше переживают относительно того, что дети более стеснительны, упрямы, неусидчивы и т.д. по той простой причине, что они же детьми и занимаются, и видят больше нюансов в изменениях настроения или в учебе ребенка. 

Здесь есть еще важный аспект: генерирование тревоги по поводу детей зачастую позволяет не слишком благополучной паре оставаться единым целым, общаться, сохранять контакт. Ребенок и все, что с ним связано, становится безопасной зоной общения между людьми, которым друг с другом сложновато. Есть такой риск — уйти в исключительно родительские роли, стать детоцентрированной семьей, где тревога за ребенка, попытки стать лучшими родителями, иногда даже гнев на ребенка являются единственным «клеем» для отношений. В такой семье супруги постоянно жалуются на ребенка, но продолжают воспроизводить схему. Быть во главе такого «треугольника» ребенку совсем не полезно.

 

Бывает ли так, что эмоции, о которых мы сейчас говорим, не настолько губительны, не «токсичны»?

Эмоции — это просто эмоции, они — наша обратная связь, регуляторы наших отношений с собой и миром. Важнее другое: чувствует ли человек, что может взять их под контроль. Обычно в каждом из нас звучит одновременно несколько эмоций, и каждая — о чем-то своем. Такой нестройный оркестр из чувств, благодаря которому мы можем испытывать амбивалентность: одновременно любить и ненавидеть. Гневаться на ребенка, волноваться за него и всем сердцем хотеть уберечь. Такие нестройные «хоры» эмоций настигают нас, например, когда вдруг ребенок совершает какой-то опасный для жизни поступок (например, перебегает улицу, не дождавшись зеленого сигнала светофора) или когда он уже второй час отказывается есть кашу, которую мы очень хотим ему скормить. Мы можем испытать ужас, гнев, страх и облегчение, радость — одновременно, или эмоции настолько быстро будут сменять одна другую, что мы даже не заметим «переходов».

Так вот, возможно добиться такой ситуации, когда все эмоции внутри тебя будут звучать согласно, не тянуть тебя в разные стороны. Любой вид психотерапии так или иначе направлен на это, так как касается эмоционального совладания. Чтобы добиться от этого «оркестра» красоты звучания, сначала надо научиться слышать каждого артиста отдельно, назвать его. Затем подружиться с ним и понять, что за мелодию он играет, когда и для чего. Стать «самому себе дирижером».

 

Можно ли полностью избавиться от «токсичных» эмоций, живя в современном мире и имея семью?

Если уж мы говорим о том, что все наши эмоции подобны оркестру, то как можно вдруг взять и выгнать из оркестра скрипача или контрабасиста? Без них вся ваша внутренняя «музыка» развалится. Просто есть эмоции, которые легко поддаются вашей «дирижерской палочке»: например, никто еще не жаловался на радость или на восхищение. А есть другие: строптивые, своевольные, которые мы пытаемся подавлять, а нужно бы с ними подружиться. Вы никогда не сможете полностью избавиться от своего гнева или тревоги, зато вы можете научить их, когда и с какой силой им «вступать». И тогда не будет внутреннего диссонанса. 

 

Материал подготовила Екатерина Вевер

Вас может заинтересовать:

Вас могут заинтересовать эти статьи