Мама, выдыхай! 5 вопросов и 1 кейс про материнскую тревогу

Почему некоторые мамы такие нервные? Почему иногда мы срываемся на детей, кричим там, где можно было поговорить спокойно или отшутиться? Почему так бесит, когда в ссору с ребёнком влезает кто-то третий?
Поделиться

Как уровень нашей тревожности связан с заботой о себе и что нам сделать, чтобы укрепить свой внутренний фундамент, рассказала психотерапевт Марина Травкова, автор цикла лекций о токсичных чувствах «Под диваном — никого 2.0».

 

Почему именно мама так часто подвержена приступам тревоги и гнева?

Казалось бы, папе и бабушке тоже не всё равно, как ребёнок спал и что у него в школе. А «выносит» часто именно маму! Почему? Дети в нашем обществе всё ещё считаются зоной маминой ответственности; именно мама вкладывает больше всего времени и внимания в заботу о ребёнке (помимо прочих обязанностей). И мамы чаще других понимают, что в случае неприятностей их никто не подстрахует: если ребёнок вышел без шапки и ему продуло уши, именно им придётся сидеть с ним на больничном и наблюдать его страдания. Это одна из причин, почему мамы вспыхивают быстро, в отличие, например, от пап. Часто папа может и не заметить отсутствия шапки, дать обратную связь в духе «а что такого»? У мамы много обратной связи и накопленного опыта о негативных последствиях. Вовремя не сделанные уроки — и вот пропал твой свободный вечер. Ушёл легко одетый — вот тебе больничный и срывы сроков на работе.

Сопутствующая причина — гендерная социализация. В нашем обществе девочку с малых лет учат действовать, учитывая интересы других, а также уступать, больше уметь в быту, больше брать на себя домашних обязанностей — «ты же девочка». В результате у женщин складывается жизненная позиция, в которой интересы других выше их собственных. Ответить, дать обратную связь, придумать, удержать в голове, сделать, решиться, подумать за каждого члена семьи — это всё наша тема. Следовательно, позиция мамы по определению активная: говоришь, просишь, напоминаешь (воспетое в анекдотах «пилишь» и «давишь»), активно решаешь общие проблемы. А мужчины, напротив, часто осваивают стратегию избегания проблем.

Поэтому, если сын принёс из школы двойку или порвал последние штаны, мама будет сердиться, ругаться, задавать вопросы, утешать, чинить штаны, а папа нередко останется сидеть на диване — не потому, что чёрствый и бездушный, а просто зачем встревать, если и без него справляются? Его-то меньше учили немедленно включаться во все дела семьи. Типовой папа поучаствует, если попросят. 

И вот момент, на который жалуются многие женщины: почему я знаю, что нам необходимо, что сейчас делать, а его нужно всё время просить? Ведь организовывать — это тоже труд. 

 

Откуда вообще берётся тревога?

Мы устроены сложно. Разные люди знают нас с разных сторон. Мы общаемся на разной глубине и дистанции. Давайте вообразим, что при взаимодействии мы можем развернуться к другому одной из сторон себя, как если бы мы были поделены на разные зоны — зелёную, жёлтую и красную:

💚 «Зелёная зона» — это наша уязвимость, нежность, любовь, полная мягкость и доверие. Если ребёнок несёт нам в потной ладошке сорванный цветок, а мы со слезами на глазах заключаем дитя в объятия — это встреча наших «зелёных зон».

⚠️ Вторая — «жёлтая зона» — отвечает за контроль и необходимость что-то делать, действовать, это зона стратегий и решений. «Уже полдевятого, а уроки не сделаны, скорее давай делать», или «Как — все носки грязные? Ну не беда, возьми мои», или «Что же мне такого сделать, чтобы он доел эту кашу? Мёдом намазать или сказку рассказать?»… Это одна из самых «мускулистых» маминых зон: ведь мама постоянно решает креативные управленческие задачи. Это такая же часть её жизни, как любовь и забота.

🔴 Третья зона — «красная», и тут уже не до маминых функций. Это «внутренний перегрев», защита от слишком мощных раздражителей. Это когда стратегии не срабатывают, нас «срывает»: тревога превращается в гнев. И в момент гнева не очень важно, что ты кричишь и кто перед тобой. 

Все три стороны для нас полезны, каким бы странным ни выглядело наше поведение со стороны. В норме наша психика гибко «переключается» от одной зоны к другой, она сбалансирована, мы не можем быть ни в одной «зоне» вечно: если будем открыты и доверчивы круглосуточно — мы не выживем, будем постоянно в гневе (это чревато социальной изоляцией). Слишком слабый и уязвимый, пугающийся мира родитель — путь к парентификации ребёнка, у которого «нарастает» в таком случае «жёлтая зона». Некоторые дети рассказывают потом психотерапевтам, что уже лет в 5–6 лучше родителей знали, как быть и что делать.

 

Почему в одном случае мы срываемся, в другом — нет?

Наш уровень тревожности зависит от множества факторов. Не забыли ли вы сегодня позавтракать? Хорошо ли спали? Сколько стрессовых микроситуаций успело произойти с вами за сегодняшний день? Какое сейчас время суток? (Известно, что к вечеру наша нервная система слегка утомляется, риск сорваться на гнев возрастает). Всё ли у вас в порядке с глубинными базовыми потребностями — ощущаете ли вы себя любимыми, нужными, хорошими, востребованными?

Дополнительным источником стресса могут быть близкие люди. Например, муж, который включает свою «жёлтую зону» по отношению к вам и начинает критиковать ваш тон и методы воспитания. Или добрая бабушка, которая поворачивается к ребёнку «зелёной» стороной и дает тайком мороженое, тогда как вы были в «жёлтой зоне» и предостерегали от ангины.

Есть и более глубокая причина — это состояние наших базовых потребностей. Наша личность, наше сознание и поведение строятся на универсальных потребностях — быть любимыми, быть и признаваться хорошими, быть нужными и востребованными, ценными, ощущать себя живыми, ощущать, что мы есть. То есть уровень тревоги связан с тем, что называют базовым доверием миру.

 

Как мы спасаемся от накатывающей волны тревоги и гнева?

Часто тревога — это сигнал «надо что-то делать». Тревога нуждается в утешении. Когда мы тревожны, это о том, что «что-то не так». Нередко мы гасим тревогу такими доступными способами, как «постыдные» для нас удовольствия: пироженка, сериал, инстаграм, сигарета (а ведь обещали себе бросить навсегда), секс (да, тоже работает), просто неконтролируемое безделье… Всё это не самые полезные методы, но игнорировать тревогу тоже нельзя: даже если заставить себя работать и «не думать о белой обезьяне», всё равно стресс «зависнет», напряжение останется внутри. При первом удобном случае вас накроет вашим созревшим «цунами».

Мы не задаём себе вопрос, а есть ли у нашей тревоги в конкретный момент внешний источник. Мы решаем, что он точно есть, замечаем какую-нибудь незначительную деталь и назначаем её источником тревоги и причиной дискомфорта.

 

А есть ли более полезные способы спастись?

На тревогу и гнев можно посмотреть иначе. Прежде всего: нет плохого гнева, плохой тоски, плохой тревоги, плохой ярости. Они все приходят к нам для чего-то. Наш мозг пытается нам что-то сказать — и спасибо ему за это. Звук сирены не может быть мелодичным, как колыбельная, он должен будоражить, а дальше уж наше дело не дать себе паниковать и чётко отреагировать на сигнал.

Рассмотрим типичную тревожную микроситуацию: утром вы увидели, что ребёнок ушёл в школу без мобильного.

Что происходит с вами дальше? Включается ваша «жёлтая зона» и начинает лихорадочно думать, что же теперь предпринять: побежать за ребёнком, догнать и дать телефон (только бы не настучать по голове за забывчивость)? Написать смс учителю? Оставить всё как есть? А вдруг ребёнок задержится из школы и не сможет вам позвонить? А вдруг… (здесь, в зависимости от того, как вы ели, спали, как в принципе себя чувствуете, мозг подсунет вам более или менее пугающий набор тревожных картинок). Очень часто за этим идут внутренние критики: что ж ты за мать, почему он у тебя такой рассеянный, где ты недоглядела, что ты сделала не так? Теперь на целый день зависнет эта нерешённая задача, как заноза…

В результате через 15 минут вы будете совершенно обессилены от тревоги и повернётесь к миру «красной зоной». И ребёнок, сам обнаруживший, что забыл телефон, и вернувшийся домой с полдороги, получит от вас яркую и незабываемую обратную связь. После неё последует всплеск стыда и вины на весь день, после которого ребёнок, пришедший домой, вдруг получит неожиданные конфеты, ваши слёзы и разрешение играть в телефон хоть до ночи. 

Попробуем внести в эту ситуацию немного осмысленности. Вы увидели телефон в прихожей. Что делаем дальше?

  • Шаг 1. Отследить. Почувствуйте волну тревоги — вот она ползёт по телу, выражается в позыве «сделать что-нибудь, чтобы всё закончилось хорошо и чтобы никогда этого не повторилось». Если вы сегодня не в ресурсе, то в вас может сразу заговорить гнев: «Да что ж такое, нельзя, чтобы это когда-нибудь повторилось!»
  • Шаг 2. Выдохнуть. Буквально — дышать, глубоко, добросовестно, насыщая мозг кислородом.
  • Шаг 3. Назвать. Я тревожусь, я волнуюсь, я нервничаю, я злюсь. Я в бешенстве. Я без сил от этого дурацкого забытого телефона.
  • Шаг 4. Понять, чего от нас требует эта эмоция, для чего она возникла. Чтобы ребёнок был на связи, чтобы вы не волновались, если вдруг он задержится в школе, чтобы вы могли помочь ему в случае чего. Чтобы он не был растяпой, чтобы больше не забывал важные вещи и т. д. Чтобы в итоге вы были спокойны сегодня, а он — счастлив всю оставшуюся жизнь.
  • Шаг 5. Скажите эмоции «спасибо», она хорошо отработала.
  • Шаг 6. Позаботьтесь о себе. Напомните себе, что вы молодец, вы успешны, любимы, у вас всё в порядке, забытый телефон — никакой не индикатор того, какая вы мать, какой у вас ребёнок. Это просто штатная ситуация, не более.

После этого можно спокойно найти решение. Как вы помните, к этому моменту ваш ребёнок уже появится на пороге дома, вернувшись за своим телефоном. Если нет — ваша «жёлтая зона» сама сгенерирует решение: вы сможете зайти к нему в школу и передать телефон через охранника, предупредить классного руководителя, оставить ребёнку записку… Это будет уже не подвиг и не разрыв аорты, а красивое решение микроситуации.

Вас может заинтересовать:

Вас могут заинтересовать эти статьи